"Я отказался от русской культуры": Стендап-комик Егор Шатайло о нападении радикалов, проверке шуток и раздражающем юморе

Украинский стендапер Егор Шатайло выступает шесть лет, но все еще считает себя юным мечтателем, который стремится стать крутым комиком. При этом артист уверен, что работать только по наитию — непрофессионально, а комики никогда не должны слепо повиноваться своей аудитории

"Я отказался от русской культуры": Стенд…

Юмористические сольные выступления в жанре стендап-камеди в мире существуют давным-давно, но в Украине такой вид искусства начал развиваться сравнительно недавно: первые выходы комиков на сцены баров начали появляться 5-6 лет назад. Кто-то до сих пор путает стендап с КВН и сильно ошибается. В стендапе на сцене выступает один человек — комик, который поддерживает диалог с публикой. "Украинского стендапа не было, он появился, можно сказать, с нами", — рассказывает Depo.ua украинский стендап-комик и сценарист "Телевидение Торонто" Егор Шатайло. Способность к метким шуткам он почувствовал в себе в 2015 году, выступив на открытом микрофоне в одном из столичных баров. И понеслось. "Известности" Шатайло добавил случай, который произошел с ним этой осенью: перед концертом на него напали несколько десятков праворадикалов и залили газовым баллончиком лицо. Радикалам не понравился анонс стендапа Шатайло, где говорилось об "убыточности традиционной украинской семьи, которую надо закрыть, как Тэтчер шахты и вкладывать бабки в инновации". И Шатайло уже в следующем месяце в кинотеатре "Братислава" дал концерт, который назывался "Шахты Тэтчер". В интервью Depo.ua комик рассказал, как работает над своими материалами, на ком проверяет свои шутки, прежде чем доносить их публике и почему теперь будет выступать на украинском языке.

"Я не знаю, что такое вдохновение"

 

- Егор, расскажи свою историю, как тебя занесло в стендап.

 

— В стендап меня занесло в 2015 году. Я хотел заниматься чем-то интересным и меня очень угнетала перспектива быть маркетологом или человеком, который заполняет какие-то таблицы, или что-то продает, придумывает рекламу, как что-то кому-то "впарить". Поэтому в 2015-м я пошел на открытый микрофон в баре на Политехническом институте. После выступления я почувствовал в себе талант. Я не помню, о чем шутил, но это был очень агрессивный и абсурдный юмор, в каком трудно выделить рациональное зерно. Набор абсолютно глупых, не связанных между собой скетчей. Помню, что люди смеялись, но, скорее, это был нервный смех.

- А если бы в стране жанр таких юмористических выступлений не существовал, как бы могла сложиться твоя судьба?

— У нас таких выступлений и не было. Массово они появились с нами. Но если бы не было, пожалуй, я бы все равно бежал из офисной жизни и попробовал бы собрать рок-группу. Пошел бы музыкальным путем. Это тоже было бы неплохо.

- Где ты черпаешь вдохновение для своих выступлений?

- Конечно, это жизненные ситуации. Это личный опыт, из которого очень много всего рождается. Но есть еще вторичный опыт, который ты получаешь из новостей, кино, музыки или просто, бывает, что-то прочитаешь и одна идея наталкивается на другую и так рождается третья идея. Я вообще не знаю, что такое вдохновение. Оно просто откуда-то приходит, несет в себе определенный элемент непредсказуемости. Я целенаправленно работаю над написанием материала. Я могу покопаться в своем опыте или просто что-то придумать. Считаю, что работать по наитию — это не профессионально.

- Были ли случаи, когда для того, чтобы что-то придумать, нужно было куда-то ехать. К тому же камню Коцюбинского в Сабарове, например (в районе Сабарова, на берегу Южного Буга, расположен "камень Коцюбинского", на котором высечены цитаты из творчества писателя. Считается, что именно на этом камне Михаил Коцюбинский в свое время творил, — ред.).

- На камне Коцюбинского я, действительно, не было. Просто когда-то вспомнил о нем и решил, что было бы хорошо об этом написать. Именно по наитию куда я не езжу. Лучше ехать куда-то, если тебе что-то надо и как раз побочным продуктом ты получаешь опыт, из которого потом что-то родится. Никогда не надо себя заставлять что-то писать. Ездить куда-то нужно за впечатлениями. От того все остальное и родится.

Фото: twitter.com/shatailer

"У меня есть друзья, на которых я проверяю шутки"

- Бывает ли перед выступлениями опасение, что шутки могут не зайти публике?

- Конечно, опасения есть. Это всегда очень страшно, — выходить на сцену. Ты боишься осуждения людей, боишься, что им может не понравиться. Ты выделил себя из толпы и толпа смотрит на тебя. Люди ожидают, что ты им что-то предложишь и, возможно, то, что ты им будешь предлагать, они "не приобретут". Поэтому есть страх быть осужденным, но чем больше ты находишься на сцене, тем смелее становишься. Иногда чувствуешь себя в одном потоке с людьми, которые тебя слушают, и от этого ловишь кайф. Но бывает, чувствуешь какое-то напряжение, не слышишь аудиторию. Это напряжение может зависнуть в воздухе. Тогда можно отталкиваться уже от ситуации и шутить об этом.

- У тебя, как у стендап-комика, есть свои лайфхак? Например, как шутками задеть каждого слушателя?

- Худшее, что может быть в моей карьере, это когда я буду пытаться зацепить каждого. Например, кто-то поскользнулся на кожуре от банана и упал — это трогает каждого. Но меня волнует качество моей аудитории. Я хочу соответствовать запросу людей, для которых я работаю, а это сознательные граждане, которым не безразлична Украина и которые четко осознают, кто они, где они и зачем. Поэтому, лучше иметь тысячу фанов, которые тебя поддерживают и это будут классные люди, с которыми ты будешь в одной тусовке, чем миллион каких-то непонятных людей. Чтобы быть самобытным, точным стендап-комиком, нужно представить себе человека, для которого ты это рассказываешь. У меня есть друзья, на которых я проверяю шутки. Мне очень важно их мнение. Они интересно мыслят и если мне удастся рассмешить этого человека, это означает, что я попаду и в других крутых чуваков, которые будут составлять ядро моей аудитории. Они всегда придут ко мне за таким юмором, который даю я. А я всегда готов его дать. Идти на поводу у аудитории — это значит похоронить свою личность. Поэтому лучше всегда идти от себя, делать то, что тебе смешно. Если ты смог рассмешить себя, то ты сможешь рассмешить еще много кого.

"Мне дважды залили баллончиком лицо"

- Осенью на тебя напали праворадикалы. Сильно тогда досталось от них?

— Не сильно. Мне дважды залили газовым баллончиком лицо. Я тогда еще когда пришел в себя, вышел на сцену, но это было невыносимо и очень неприятно, когда такое может с тобой произойти. Неприятно от осознания своей незащищенности, когда перед выступлением на тебя могут напасть 30 человек. Именно осознание того, что это может произойти с тобой, беспокоит. Но одновременно это мне больше раскрыло глаза на ситуацию, которая происходит в стране.

 

- Стало ли это жизненным уроком?

 

— Конечно. Я себе представлял определенную Украину, а она оказалась совсем не такой. В ней 30 человек могут тебе просто залить баллончиком лицо. Я говорю не о том, что у нас плохо. Этот случай с праворадикалами больше открыл мне глаза на реальность — ты видишь все, как есть, и на основе этого принимаешь решения.

 

- Шутишь ли еще на подобные темы?

 

- Чего я вообще должен на такое обращать внимание? Скажите, зачем моей аудитории шутки чувака, который обращает внимание на то, что что-то может выбесить праворадикалов? Зачем тогда писать книги, заниматься творчеством? Занимать такую позицию — значит, не уважать себя. Тогда надо отказываться от профессии стендап-комика и идти работать, например, копирайтером для белорусской косметики. Праворадикалов всегда очень легко разозлить. В юморе всегда есть что-то, что кого-то раздражает, это постоянно так. Всё учесть не получится.

 

- Осенью, когда ты давал сольник в "Братиславе", ты был уже с охранниками. Сейчас как с этим?

 

- После "Братиславы" я больше нигде не выступал. Взял паузу, чтобы набрать материал, записывать в блокнот разные идеи. Поэтому я отказался от выступлений, тем более, что сейчас эпидемия коронавируса и я решил побыть дома. Но действительно, в "Братиславу" мы вызвали охранников. Когда я снова пойду на сцену, то думаю, больше не будет необходимости их нанимать. После нападения был большой медийный резонанс, а это всегда немного сдерживает условных праворадикалов от действий.

 

 

"Я сам еще юный мечтатель, который хочет стать крутым украинским комиком"

- У тебя есть как русскоязычные так и украиноязычные выступления. Планируешь ли и в дальнейшем шутить на украинском?

— Я решил, что теперь буду выступать только на украинском. Раньше я себя обманывал, придумывал оправдания, почему на русском писать шутки — это нормально в стране, в которой седьмой год идет война. Я для себя решил отказаться от любых проявлений российской культуры. Включая русский язык, литературу, контент. Я жалею о том, что не сделал этого раньше. Заметная часть стендап-комиков в Украине переходят на украинский язык. Считаю, что этот процесс будет только набирать обороты.

- Стендап сейчас является твоим основным видом деятельности?

- Я считаю стендап своим основным видом деятельности, хотя я не зарабатываю им на жизнь. Но я идентифицирую себя как стендап-комик, поскольку все другие возможности заработка пришли ко мне из стендапа. Связи, на которые я вышел благодаря стендапу, приносили мне, например, работу сценаристом в "Телевидение Торонто", или работу радиоведущим в шоу "Гомон Аут", на радио "Проминь", где я работаю с Сергеем Липко и Антоном Тимошенко. Косвенно я зарабатываю стендапом себе на жизнь, просто это больше вливается мне в социальный капитал, чем в материальный.

- Есть ли у тебя какое-то хобби, кроме как выступать в стендап-шоу?

- Я учу японский язык. Эти японские иероглифы, они как покемоны — их нравится коллекционировать и каждый иероглиф разный. У каждого из них может быть несколько прочтений. По-разному можно прочитать какой-то один иероглиф. Еще я играю на электрогитаре и в этом плане немного продвигаюсь. Мне нравится джаз, я стараюсь изучать разные джазовые стандарты и импровизировать.

- Если бы к тебе обращались какие-то юные мечтатели, которые хотят стать крутыми украинскими комиками, какие бы установки ты им дал?

- В том и дело, что я сам еще юный мечтатель, который хочет стать крутым украинским комиком. У нас в Украине очень слабая конкуренция в плане стендапа — его не было и вот он появился. Поэтому мы (имеет в виду себя и тех комиков, которые сейчас выступают в стендап-шоу — ред.) Получили все по факту, потому что стали первыми. Я только шестой год занимаюсь стендапом. Если мы говорим о крутых стендап-комиках, таких, как Дэйв Шапель (американский стенлап-комик), и других, которые давно в профессии, то они уже могут давать наставления. Я в профессии только 6 лет. Я сам еще начинающий. Но есть люди, у которых нет такого опыта. Им бы я сказал, что подражать чей стиль — это не плохо. То есть, можно попробовать подачу Билла Хикса (американский стендап-комик), когда ты начинаешь. Но это надо переварить так, чтобы это тебя потом вытолкнуло на какой твой стиль. То есть, не просто копировать стиль, а родить свой. Не надо бояться, что в начале ты будешь кого-то копировать. Просто себе надо это позволить и не корить себя за это.

- Какие у тебя планы на следующий год относительно своих выступлений? Как будешь развивать себя как стендап-актер?

- Я хочу понять, о чем будет мой третий сольный стендап, какой будет его основная тема и на какой бы принципиально новый уровень я мог бы выйти, какие новые подходы найти. Возможно, добавить в свой стендап музыкальный элемент. Я буду искать новую тему для выступления и вокруг нее выстраивать материал. Или буду пробовать выписывать тот материал, который я уже придумал. Буду выписывать его так, чтобы он работал на какую-то основную мысль.

Все новости Киева читайте на Depo.Киев

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"